Катастрофа SSJ-100 в Шереметьево. (05.05.2019)


Катастрофа SSJ-100 в Шереметьево. (05.05.2019)
5 Мая 2019
5 мая 2019 года пассажирский самолет Sukhoi Superjet 100, следовавший из Москвы в Мурманск рейсом SU-1492, загорелся при аварийной посадке в аэропорту Шереметьево.

SSJ-100 c бортовым номером RA-89098 рейса SU-1492 вылетел в 18:03 мск, но после этого запросил экстренную посадку. В 18:30 после приземления самолет вновь отделился от полосы на 10-15 м. с последующим падением на ВПП ("козел"). По предварительным данным, вследствие жёсткой посадки стойки шасси пробили топливные баки на крыльях самолёта, после чего возник разлив топлива и сильный пожар в задней части самолёта. Хвостовая часть самолета была полностью уничтожена. По данным МЧС, открытое горение было ликвидировано в 18:48 UTC+3.

Возгорание самолета было ликвидировано за 18 минут после его приземления, сообщил министр транспорта, возглавляющий госкомиссию по расследованию ЧП. "Первая пожарная команда была через минуту после приземления горящего самолета. В течение шести минут прибыли дополнительные подразделения пожарных. За 18 минут огонь был полностью потушен", - сказал Евгений Дитрих.




В Следственном комитете России СК сообщили, что в результате катастрофы погиб 41 человек, четыре члена экипажа самолета выжили. В Минздраве РФ сообщили, что к врачам обратились 19 человек, пятеро были госпитализированы. Всего на борту пассажирского лайнера находились 73 пассажира и пять членов экипажа.  СК возбудил уголовное дело по факту происшествия по ч. 3 ст. 263 УК РФ ("Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта").



Основная версия возгорания на борту самолета Sukhoi Superjet 100 в аэропорту "Шереметьево" — попадание молнии, после чего отказала автоматика. При посадке, по предварительным данным, самолет дважды ударился о взлетную полосу. Как сообщили в авиакомпании "Аэрофлот", двигатели самолета загорелись после посадки
Попадание в самолет молнии также подтвердил один из членов экипажа, сообщили ТАСС в экстренных службах.


Сообщается, что экипаж горевшего рейса SU1492 руководили эвакуацией до момента покидания борта последним пассажиром. Вся хвостовая часть самолета была охвачена огнем. Эвакуация проводилась только через передние аварийные трапы. Среди погибших числится один член экипажа.

Бортпроводник сгоревшего SSJ-100 Максим Моисеев погиб, пытаясь открыть дверь в горящем хвосте лайнера для спасения пассажиров, сообщил ТАСС источник в авиакругах.



Межгосударственный авиационный комитет (МАК) сформировал комиссию по расследованию причин ЧП в аэропорту Шереметьево. Об этом ТАСС сообщил в воскресенье оперативный дежурный МАК. "Комиссия сформирована, она выехала на место авиаинцидента", — сказал собеседник агентства. Комиссию возглавил эксперт МАК Леонид Каширский.

"Руководитель Росавиации прибыл на место авиационного происшествия. Сформирован оперативный штаб. На данный момент можно констатировать, что в 18:30 произошло возгорание самолета „Аэрофлота“ рейса SU1492 Москва — Мурманск после посадки в Шереметьево", — говорится в сообщении.

Аэропорт Шереметьево после ЧП с самолетом SSJ-100 работает в ограниченном режиме, открыта одна взлетно-посадочная полоса из двух. Об этом сообщает в воскресенье пресс-служба аэропорта.

Три члена экипажа загоревшегося SSJ-100 госпитализированы, сообщили ТАСС в медицинских службах. "Из пятерых членов экипажа были госпитализированы трое, еще один бортпроводник погиб", - сказал собеседник агентства. Всего в больницах остаются девять человек. Еще 14 пострадавшим медицинская помощь была оказана амбулаторно.

Большинство пассажиров стали жертвами отравления продуктами горения, сообщил ТАСС источник в правоохранительных органах.

"Подавляющее большинство пассажиров самолета, которые не успели выбраться из салона и погибли, задохнулись продуктами горения", - сказал собеседник агентства.

Кроме того, у большинства погибших имеются сильные термические ожоги. "Причины [смерти] будет устанавливать экспертиза, но, судя по всему, большинство оставшихся в салоне, погибли от отравления", - сказал источник.

Пострадавшим и родственникам погибших пассажиров загоревшегося в Шереметьево самолета "Аэрофлота" SSJ-100 положены компенсации от страховых компаний в размере до 2,025 млн рублей, сообщила пресс-служба Всероссийского союза страховщиков со ссылкой на президента ВСС Игоря Юргенса.

Депутаты Мурманской областной думы начали процедуру по сбору средств для семей погибших и пострадавших, сообщил ТАСС первый заместитель председателя Мурманской областной думы Владимир Мищенко.

"Что касается финансовой поддержки, помощи, сейчас разворачиваем работу по сбору средств, по оказанию помощи семьям. Мы будем принимать участие в сборе средств. Депутаты подключатся к сбору средств для семей погибших и пострадавших, мы уже этим занимаемся. Сейчас прорабатывается вопрос [об открытии] счета, куда будет направлена [помощь]. Мы всем депутатам направляем по электронной почте персональные сообщения с просьбой оказать содействие, с предложением помочь", - сказал собеседник агентства.

Власти Московской области выплатят компенсации родственникам погибших по 2 млн рублей, членам семей погибших, проживавших в других регионах, - по 1 миллиону.

"Семьям погибших в катастрофе самолета в Шереметьево жителей Подмосковья выплатят по 2 млн рублей из бюджета Московской области. Члены семей погибших в катастрофе граждан, проживавших в других регионах, получат по 1 млн рублей. Всем пострадавшим в катастрофе будет предоставлена материальная помощь в 500 тыс. рублей после установления степени тяжести вреда здоровью", - говорится в Telegram-канале губернатора региона Андрея Воробьева.

В связи с ЧП с самолетом в аэропорту Шереметьево в правительстве Москвы работают горячие линии:

Департамента здравоохранения Москвы 8-499-251-83-00;
Департамента торговли и услуг Москвы 8-499-610-00-00;
МЧС России 8-800-775-17-17;
Гостиница "Милан" (размещение родственников) 8-916-173-37-54

"Страхование ответственности ПАО "Аэрофлот" за вред, причиненный жизни и здоровью пассажиров, осуществляют компании "Альфастрахование" и "Согаз".
В соответствии с действующим законодательством страховщики выплатят страховое возмещение родственникам погибших и пострадавшим.
Контактный телефон для связи c "Альфастрахованием" - 8-800-333-09-99[1]. Электронный адрес для связи - aviahelp@alfastrah.ru", - говорится в сообщении "Альфастрахования".

Экипаж

Командир самолета SSJ-100 к моменту катастрофы налетал 6,8 тысячи часов. Об этом сообщил в эфире телеканала "Россия-24" пресс-секретарь "Аэрофлота" Максим Фетисов.
"Налет его (командира лайнера - прим. ТАСС) составляет 6 тысяч 800 часов, летал он на самолетах Boeing-737, в качестве командира воздушного судна - на самолете Sukhoi Superjet", - сказал он.

По данным источника Федерального агентства новостей:

Денис Евдокимов (КВС) 1976 года рождения, в 1998 году окончил Балашовское летное училище. После служил в авиации ФСБ, летал на Ил-76. В 2011 году прошел курсы повышения квалификации в Ульяновском авиаинституте. Оценки были хорошие и отличные. На переподготовку в Ульяновск его направляла воинская часть. В июле 2011 году был уволен в запас, вышел на военную пенсию. В декабре того же года Евдокимов получил удостоверение пилота Росавиации для дальнейшего обучения в авиакомпании. Общий налет составляет 6 тыс. 800 часов. На Superjet налет составляет 1 тыс. 400 часов. По словам источника, не исключено, что отцом Евдокимова является генерал-майор Александр Евдокимов. Он также окончил Балашовское летное училище.

Максим Кузнецов (второй пилот), 1983 года рождения, окончил ульяновский филиал Сасовского летного училища. Обучение он проходил с 2013 по 2016 год. Средний балл по обучению 4.4. Характеристика положительная. По дисциплине был средний балл (4,6). Диплом без троек. На выпускном экзамене демонстрировал хорошую технику пилотирования. После обучения Кузнецов сразу устроился в «Аэрофлот».

Командир воздушного судна Денис Евдокимов, который посадил сгоревший "Суперджет", рассказывает, что произошло с самолётом. В него действительно ударила молния, после чего на борту выключилась радиосвязь и начало "глючить" оборудование. Посадка производилась на ручном управлении (аварийный режим), без использования компьютера. Денис уверяет, что скорость самолёта по время посадки была обычная. "Подходили к земле мы плавно, не могу сказать точно, почему произошёл удар об землю". Настолько плавно, что самолёт ударился об землю, несколько раз подскочил, после чего у него подломилась одна из стоек шасси.



Эвакуация

Пожар в самолете глазами пассажира Олега Молчанова, сидевшего на 12 ряду на месте А.
(На форуме Авиафорум.ру собрали его посты. Орфография и пунктуация автора.)

«Всем привет. Я был на этом рейсе, пару пояснений:
— люди с чемоданами это бизнес класс, эти сумки были не большие и никому не мешали.
— давки не было. Одна женщина упала в проходе, ее быстро подняли и вытолкнули.
после 12 ряда почти никто не выжил — если вы заметили трапов сзади нет. Не выкинуло. А если бы и было то там было пекло. Большая часть погибла моментальное.
— маски кислорода не выкинуло. На правую сторону от силы 3-4 штуки.
МЧС приехало быстро, но даже если бы и медленно, спасать там было некого.
— учитывая общий бардак и несогласованность служб, все пострадавшие были окружены вниманием, поддержкой, едой и даже была водка. Правда одна бутылка, но хоть что-то.

По поводу скорости горения самолёта, я немного сам не ожидал, что он горит как пластиковый стаканчик. Моментально. Стекла в моем ряду расплавились ещё до остановки борта.

И по выживанию — там момент везения и отсутствия паники. Один вдох черного дыма и человек уже не встанет с места. А учитывая, что видимости нет, то и спасать его никто не будет, тупо не видно. Дышать не возможно. Полнолицевых масок в самолёте не было, ну или их не могли найти.

Интересно, что шасси почти полностью погасили удары. Трясло, но не критично. Действительно до остановки, почти все сидели на местах. Ну по крайней мере те которых я видел со своего ряда.

Кто-то писал, что возможно люди были не пристёгнуты и вырубилось от удара — не было такого удара. Все было терпимо. Да и не думаю что ремни в самолёте не дают биться головой об сидушку.

Я вышел последний за мной с задних рядов не было людей.

Я не могу точно ответить, почему после 12 все почти погибли, могу предположить. Первый вариант, люди ломанулись к ближайшему выходу, а для них это задний трап. И второй вариант, что они сгорели от пламени которое исходило от крыла. Те кто было на передних рядах и не выбрался — угарный газ. Два раза хапнул и все.

По поводу того, руководили ли бортпроводники:

Я не слышал, после первого удара , женщины начали кричать на ультразвуке. И общий звуком фон все загораживал.
Нечего пояснять, ор стоял , орали все. В таком окружении смешанном со скрежетом самолёта ничего не разобрать. Кто что говорил, какие команды и были ли они.

Ещё раз, давки не было. Проход загородила женщина , ее сразу подняли и вышли. Меня в спину никто не толкал. По мне никто не бегал. Последнюю часть пути я выползал — нечем было дышать. Дорога была свободна.

Про молнию:

А, забыл. В самолёт ударила молния, упала тяга (возможно это пилот приглушил), вентиляция не работала. Заход на посадку был один. Петля на радаре — трек захода. После скачка рассыпалась левая сторона крыла — начался пожар. Возможно с другой было так же , я не смотрел. По ощущениям скорость.

Я сидел на крыле, левая сторона. Удар однозначно был — я пялится на облака, как раз залетели в тучу
Молния была видна, звука я не слышал. Вспышка на правом крыле — поползли типо разрядов и все
После удара молнии когда вышли из облака, бортпроводник по громкой связи сообщила, что пилот принял решение вернутся в связи технической необходимость / неполадками / технической причиной. Точно не помню.
После этого других объявлений по громкой связи не было

Про человека, с 18 ряда, который выжил:
Человек который выжил — ломанулся к выходу после первого скачка. Его это и спасло.

По поводу того, можно ли было еще спасать людей (под предбанником имеется ввиду пространство между кабиной и бизнес-классом):
Не возможно без оборудования было. Я был в самолёте до последнего, кого можно вытаскивали. Дальше переборки предбанника— огненный писец

Жар у меня только по верху, сначала шел вприсядку, когда понял что теряю сознание пополз. Ожогов нет.
Ещё раз — видимости на уровне моей головы к моменту когда я вылез со своего места уже не было. Черный дым. В присядку был ещё белый.

Я не видел других людей.
Я не знаю сколько их было всего, проводников.

...Я вылез из бизнес класса в предбанник. Потерял жену из вида, сел у выхода, спиной к кабине, трап был справа от меня. Рядом был проводник девушка, мужчина и я. Мы начали вытаскивать людей из амбразуры с дымом. Три человека. Два м и одна ж. Потом из салона уже пылыхнуло.

Я попросил полнолицевую маску, молодой человек метнулся к каким-то ящиками и сказал, что нет. Взял фонарь посветил в проход— там жопа. Мы с проводницей выпрыгнули на правый трап по ходу движения. Мне показалось что молодой человек ушел к другому трапу. Но это не точно».

Сборка ответов с Авиафорум.ру

Плюс видео Олега Молчанова со взлетки:

Евгений Харинин: «Я снял, как горел наш самолёт». Пассажир с сгоревшего самолета "Сухой Супер Джет" рассказывает о том, что происходило в салоне самолета после попадания молнии. Уже известное видео из салона самолета он снял на свой телефон.

— Вначале было все, как обычно. В штатном режиме, без всяких проблем, прошла посадка пассажиров. Я сидел у иллюминатора, на месте 10F, как раз с видом на правый двигатель. Ничего не предвещало катастрофы — инструктаж, руление, начало взлёта. Я уже одиннадцать лет постоянно летаю, опыт большой. Да, самолет потряхивало при взлёте. Но это «Суперджет» такой. Он лёгкий, его трясет сильнее, чем большие самолёты.

Удар молнии почувствовали все в самолете

— Мы зашли в грозовое облако минут через три-пять после взлета и набора высоты. Сейчас пишут, что молния попала в самолет. Я видел эту молнию. Очень сильная. Удар услышали все в салоне. А вот прямого попадания не видел, думаю, что не было его. Может, электромагнитный разряд на нас воздействовал.

Самолет постоянно заваливался

— Сразу после молнии понял, что набор высоты прекратился. Мы начали круги выписывать. Мне показалось, что у самолета частично пропала тяга в правом двигателе. Чувствовалось, что правая сторона постоянно заваливается и пилот пытается в ручном режиме ее вытянуть. Прошло совсем немного времени — минут пять-десять, и старший бортпроводник объявила, что у нас технические неполадки и что мы по техническим причинам возвращаемся в аэропорт Шереметьево.

Крайне жёсткая посадка

— Самолет сделал пару кругов, и мы пошли на посадку. Эти завалы правого крыла чувствовались, но все как бы было нормально. Я понимал, что что-то не так, телефон достал, приготовился к видеосъемке. Но такого не ожидал совершенно.

Первый раз мы подпрыгнули. Бог с ним, бывает, что не с первого раза зацепился. Но вот когда он не зацепился второй раз... Знал ведь, что удар будет сильным. Приготовился, ноги поджал. Касание было таким сильным, что шасси сломались, и он упал на брюхо. В этот же момент загорелся правый двигатель. Это было ровно в 18:30. Включил видео, начал записывать. Выжившие, с кем я общался, говорили, что левый двигатель тоже сразу вспыхнул после удара. И всё.

Пламя от двигателя сдувало на салон

— Всех охватила паника. Получается, мы пошли юзом. Самолет разворачивало против часовой стрелки, и весь этот набегающий поток воздуха пошел на горящее крыло и двигатель, сдувая огонь на корпус. Начала нагреваться и дымить обшивка изнутри. Буквально секунд за пять до того, как остановились, почувствовал сзади порывы пламени.

До остановки самолета все сидели. Только потом встали и поспешили к выходу. Схватил паспорт, двинулся к проходу. Человека три или четыре пропустил. А как почувствовал жар сзади, начал двигаться сам.

— Я не оборачивался, не смотрел назад. Почему? Не знаю. Сделал два-три шага. Еще был лёгкий сизый дым. Едкий, конечно. Но его ещё можно было пробежать. Но вдруг резко все заполнило густым чёрным дымом. Дышать было невозможно. Припал к креслам, ниже, где пелены этой не было, сделал два глубоких вдоха, затаил дыхание и начал двигаться к выходу. Там черная пелена резко закончилась, и стояли две бортпроводницы, помогавшие ориентироваться при эвакуации.

Стюардессы спасали до конца

— Девушки были в салоне до последнего. А когда покинули борт, после них вылезло или выползло еще два-три человека. Они просто в бессознательном состоянии скатились по трапу, их поднимали, оттаскивали от горящего самолета. Казалось, что это всё длилось считаные мгновения. А прошло целых две минуты с момента, как началось горение.

О быстроте пожарных

— Все вроде ругают спасательные службы. Но вроде, на мой взгляд, они отработали очень быстро. Ведь никто не знал его траектории. Не знал, где он остановится. Никто не знал, что самолет загорится, — ничего не предвещало такой катастрофы.

Смертельная ручная кладь

— То, что эвакуацию тормозили те, кто тянулся за ручной кладью — считаю, что это полный бред. По видео даже видно — если ручная кладь у кого и была, то небольшая. Сумочки, рюкзачки небольшие. Хоть это и инстинкт — документы схватить. Многие вообще без ничего выскочили. Сам видел. Мужчина лет сорока, наверное, был вообще в одних носках. Без телефона, без документов, вообще без всего. Просто выскочил. Чтобы кто-то до последнего тянулся за вещами, мешая в проходе, я говорить не буду. Не видел я такого.

Председатель комитета по чрезвычайным ситуациям в аэропортах гражданской авиации ассоциации «Аэропорт» ГА Александр Журавков сообщил “Ъ”, что в Шереметьево используется шесть аэродромных пожарных автомобилей и все они соответствуют российским требованиям, а большая часть и стандартам Международной организации гражданской авиации (ИКАО). «При этом аэродром обеспечивает уровень требуемой противопожарной защиты самой высокой для России 9-й категории, которая необходима для больших воздушных судов, к которым относятся, например, Boeing 777-300 и A330. Для тушения пожаров в этих больших самолетах, согласно российским требованиям, задействуются 5 пожарных машин и 20 человек личного состава. Сгоревший SSJ относится к 6-й категории, и для его тушения необходимо 3 машины и команда пожарных из 12 человек. По стандартам ИКАО и российским нормам они должны были оказаться у горящего самолета максимум через три минуты»,— рассказал господин Журавков.

В свою очередь, руководитель Шереметьевского профсоюза бортпроводников Илона Борисова сказала “Ъ”, что вопросы к спасательной операции действительно имеются. «Есть регламент аварийно-спасательного обеспечения безопасности полетов, который исполнен не был,— полагает госпожа Борисова.— В соответствии с ним первые спасательные машины должны прибыть на место происшествия через три минуты. Но не с момента возникновения самого ЧП, а с момента получения соответствующей команды. Так вот, по нашим данным, пожарные уложились в норматив, но прибыли гораздо позже, чем начался сам пожар и спасение пассажиров с борта лайнера». По словам госпожи Борисовой, проблема заключается в том, что сами команды «Тревога» и «Готовность» были отданы с опозданием.

В соответствии с первой из них внезапно произошло ЧП с терпящим бедствие воздушным судном. Расчеты спасателей сразу направляются на место чрезвычайной ситуации. Первая машина должна прибыть туда через три минуты. По второй — спасатели в ожидании посадки терпящего бедствие самолета находятся в месте своего сбора, откуда и выезжают на ЧП в случае необходимости. Согласно регламенту, решение о подаче сигналов «Тревога» и «Готовность» могут принять диспетчеры, руководитель полетов, сменный начальник аэропорта, руководитель предприятия гражданской авиации, начальник поисково-аварийной службы аэропорта — всего семь должностных лиц. Передаются же они службой движения по специальной связи. Судя по появившемуся в понедельник видео, диспетчеры, только наблюдая с вышки за аварийной посадкой, пожаром на борту и спасающимися пассажирами, вызывали пожарных: «2–10, "вода", давайте, подъезжайте…»

Самолет

Сгоревший самолет Sukhoi Superjet 100 с бортовым номером RA-89098 (заводской номер - 95135) был построен на заводе "Гражданских самолетов Сухого" в Комсомольске-на-Амуре. Первый полет выполнил 21 июня 2017 года, в том же месяце был передан заказчику - "Аэрофлоту" и получил имя башкирского поэта Мустая Карима. Начал выполнять регулярные рейсы с 27 сентября 2017 года. Имел стандартную для перевозчика двухклассную 87-местную компоновку (12 мест в салоне бизнес-класса и 75 - в "экономе"). До 5 мая 2019 года серьезных происшествий с ним не регистрировалось. Самолет прошел плановое техническое обслуживание в апреле 2019 года.

Об этом сообщает производитель лайнера - компания "Гражданские самолеты Сухого" (ГСС). "Сгоревший самолет с заводским номером 95135 произведен в августе 2017 года. Плановое техническое обслуживание прошел в начале апреля 2019 года", - говорится в сообщении.

Общий налет лайнера к моменту катастрофы составил 1,4 тысячи часов.

Компания Power Jet, производящая двигатели для российских Sukhoi SuperJet , готова отправить в РФ французских экспертов для участия в расследовании катастрофы. Об этом сообщил корреспонденту ТАСС официальный представитель совместного французско-российского предприятия, созданного в 2004 году двигателестроителями Snecma (в настоящее время Safran, "Сафран") и НПО "Сатурн". Он сообщил, что предприятие производит два варианта двигателей для самолетов Sukhoi SuperJet 100: для средне- и дальнемагистральных версий самолета. Речь идет о 1S17 и 1S18. "На разбившемся самолете стоял двигатель 1S17", - уточнил он.

Транспортная прокуратура начала проверку в аэропорту Саратова, откуда вылетел Sukhoi Superjet 100, позднее аварийно приземлившийся и загоревшийся в Шереметьеве. Об этом сообщил ТАСС заместитель саратовского транспортного прокурора Станислав Прохоров. "В настоящее время нашими сотрудниками организована проверка в аэропорту Саратова на предмет соблюдения федеральных авиационных правил при подготовке к рейсу воздушного судна", - сказал он.

Вице-президент компании «Гражданские самолеты Сухого» Игорь Виноградов сообщил “Ъ”, что при испытаниях SSJ проверялся на удары молниями. По их результатам было установлено, что молнии не приводят к возгораниям на воздушном судне и потерям его управления. Другой источник “Ъ” в компании отметил, что за время эксплуатации SSJ 100 в них 13 раз попадали молнии, но ни один из этих инцидентов не повлиял на работу машины в воздухе. По словам господина Виноградова, прямые испытания самолета на посадку с превышением массы не проводились, однако подобные ситуации предусмотрены руководством по летной эксплуатации SSJ и моделируются на тренажерах при обучении пилотов.

Причины катастрофы

Наиболее вероятная причина катастрофы - недостаточная подготовка пилота в исправлении отклонений на посадке при ручном управлении лайнером с превышением посадочной массы. Скорее всего, несоразмерная работа рулями, отдача РУС (ручки управления/штурвала/джойстика) вперед при повторном отделении. Хотя, были ряд сопутствующих причин и ошибок.

В понедельник эксперты Межгосударственного авиакомитета приступили к расшифровке параметрического и речевого самописцев сгоревшего самолета. О причинах трагедии можно будет говорить после анализа сохранившейся на приборах информации, однако уже сегодня эксперты сходятся во мнении, что катастрофа, скорее всего, произошла из-за ошибок экипажа Superjet.

Первой из них было само решение летчиков лететь через грозовой фронт. Затем, попав в сложную, но далеко не катастрофическую ситуацию с отключением автоматики, летчики, по мнению авиаэкспертов, поторопились приземлиться вместо того, чтобы продержаться несколько часов в воздухе и выжечь лишний керосин (сливать топливо в воздухе сейчас запрещено по экологическим требованиям). Наконец, уже в процессе приземления члены экипажа SSJ, как полагают авиаэксперты, продемонстрировали свою крайне слабую пилотажную подготовку, не сумев сначала правильно зайти на посадку в ручном режиме, а затем еще и усугубив ситуацию с начавшимися отскоками.

Подозрения в адрес пилотов, которые с отравлением угарным газом оказались в больницах, связаны с их действиями при посадке воздушного судна.
Борт SU-1492 «Аэрофлота» вылетел из Шереметьево в Мурманск в 18:02, а уже через 14 минут полета его командир Денис Евдокимов вышел на связь с диспетчером по так называемому резервному каналу связи, работающему на частоте 121,5 МГц. Пилот сообщил, что в его SSJ 100 попала молния и пробивший фюзеляж электростатический разряд привел к отказу основного канала радиосвязи и автоматики управления самолетом. В связи с этим летчик решил вернуться на аэродром вылета.

Самолет сделал несколько разворотов в воздухе, а еще примерно через десять минут начал заходить на посадку на освобожденную для него полосу. Заход, по мнению близких к расследованию аварии источников КомерсантЪ, оказался сложным. В первую очередь потому, что из-за отказавшей автоматики совершался в ручном (direct mode) режиме. В нем отключаются такие важные при посадке функции, как автоматический контроль минимально допустимой путевой скорости машины, перегрузок или предельно допустимых углов атаки, поэтому экипаж мог ориентироваться только на показания приборов и собственные профессиональные навыки.

Кроме того, из-за неизрасходованного топлива, взятого с расчетом примерно двухчасового полета до Мурманска, Superjet садился с максимальной массой, создающей дополнительные трудности для приземления. Наконец, проблемы экипажу создало отсутствие полноценной радиосвязи с диспетчером — резервный канал, по словам летчиков, постоянно прерывался.

Самолет тем не менее благополучно вышел на глиссаду и снизился по ней к взлетно-посадочной полосе со значительным (более 1 км) перелетом и превышением путевой скорости на 30 км/ч. Даже в таких условиях посадка, по мнению экспертов, была вполне безопасной. Однако в результате еще одной возможной ошибки летчиков, превысивших, как оказалось, не только путевую, но и вертикальную скорость снижения машины, касание колесами самолета бетонки оказалось слишком жестким. Сработавшие стойки шасси вытолкнули машину вверх, и самолет совершил так называемый отскок (bounce landing) от ВПП.

Справиться с первым скачком летчики опять же не смогли, а своими действиями — они все время пытались прижать нос самолета к земле, вместо того чтобы, наоборот, стабилизировать машину в посадочном положении,— лишь спровоцировали новые «прогрессирующие», по авиационной терминологии, отскоки. Уже после второго, еще более высокого «прыжка» стойки шасси продавили топливные баки самолета, керосин из них выплеснулся на горячие двигатели и воспламенился. Когда SSJ наконец остановился, вся его задняя часть была охвачена пламенем.

Однако, нужно принять во внимание:
 - после попадания молнии и отказа автоматики, как свидетельствует один из пассажиров, самолет стал "заваливаться в право", похоже не был оттримирован или автоматика вносила помехи;
 - это первая в истории SSJ 100 реальная посадка с превышением посадочной массы, при испытаниях самолета такой режим не проверяли, так что самолет мог вести себя не так, как ожидали пилоты;
 - был сильный порывистый боковой ветер до 10 м/с, что значительно усложняло и так не простую посадку.

Но люди погибли не от удара, а, в основном, из-за отравления продуктами горения.
От момента возгорания до полной эвакуации людей прошло не более 2х-3х минут. На это время тренированный человек  может вообще задержать дыхание или сделать только один вздох.
Примененные в самолете материалы давали токсичный черный дым. Иллюминаторы не выдержали и двух минут, расплавились.
Полнолицевых дыхательных масок/противогазов на борту не оказалось (или не нашли). Дыхательные маски для пассажиров выпали считанные единицы.

Радиообмен.

Пилот: Шереметьево. Вышка. Аэрофлот 1492. Как слышите?

Пилот: Шереметьево. Вышка. Аэрофлот 1492.

Диспетчер (Вышка): Говорите.

КВС: Pan-Pan, Pan-Pan, Pan-Pan! Рабочее гнездо. Аэрофлот 1492. Москва подход. Москва подход. Просим возврат. 1492, потеря радиосвязи и самолет горит в молнии

В другом варианте расшифровки КВС сказал: Потеря радиосвязи. Самолет в «дайрект моуде».

Диспетчер (Подход): Аэрофлот 1492. СИЮ. Снижайтесь. Эшелон 8080 (восемь ноль восемь ноль).

Пилот: Снижаюсь 80. Аэрофлот 1492.

Диспетчер (Подход): Аэрофлот 2319 (другой борт — прим. ред.), влево курс 060.

Пилот: Алло, 1492 курс 057, снижаемся 80

Диспетчер (Подход): Аэрофлот 1492, подтверждаю. Снижайтесь эшелон 80 и сохраняйте.

Пилот: Снижаемся и сохраняем эшелон 080. Аэрофлот 1492.

Диспетчер (Подход): Аэрофлот 1492, есть возможность по общему каналу связи работать?

Диспетчер (Подход): Аэрофлот 1492, снижайтесь эшелон 70.

Пилот: Аэрофлот 1492. Москва подход.

Пилот: Аэрофлот 1492, 70 снижаемся.

<…>.

Диспетчер: Аэрофлот 1492 снижайтесь эшелон 60. Работает сектор Шереметьево круг.

Пилот: Снижаемся 60. Шереметьево круг. Аэрофлот 1492

<…>

Пилот: Аэрофлот 1492. Эшелон 60

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492. Эшелон 60, здравствуйте! Вправо курс 140 снижайтесь.

Пилот: 900 вправо 140. Аэрофлот 1492

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492. Вправо курс 160. Какая-нибудь помощь необходима будет?

Пилот: Вправо 160. Нет, пока все нормально. Штатно. Аэрофлот 1492.

Диспетчер (Круг): Только проблемы со связью, вас правильно понял?

Пилот: Связь и потеря автоматического управления самолетом.

Диспетчер (Круг): Вас понял.

Пилот: Аэрофлот 1492. Вправо курс 180. Снижение через 600 метров.

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492 на курсе 190. Заход у стенки, полоса 24. Снижение разрешил.

Диспетчер (Круг): 190 Заход разрешили. Аэрофлот 1492.

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492, продолжайте вправо курс, подходите к точке eko 39.

Пилот: Аэрофлот 1492, прошу орбиту. Мы не готовы к заходу.

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492, вас понял. Курс 350 возьмите вправо.

Пилот: Курс 350 вправо, Аэрофлот 1492

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492, через сколько будете готовы к заходу?

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492, вправо курс 090, подскажите, когда будете готовы к заходу?

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492, подскажете, как будете готовы к заходу? Не слышно вас было.

Пилот: Подскажем, Аэрофлот 1492.

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492, вправо курс 110, если необходимо, то можем вам под линию заход сделать.

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492, вправо курс 170.

Пилот: вправо 170, Аэрофлот 1492.

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492, готовы к заходу?

Пилот: Да.

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492, для информации, от торца азимут 63, удаление 26.

Пилот: Приняли, Аэрофлот 1492.

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492, если планируете заходить курсовой, то необходимо взять влево градусов 20.

Пилот: Возьму.

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492, как будете заходить? Визуально или по ILS (наиболее распространенная в авиации радионавигационная система захода на посадку по приборам — прим. ред.)?

Пилот: Заход по ILS, Аэрофлот 1492.

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492. Вас понял, заход ILS, 24 левая, вам разрешил, азимут 62, удаление 20 с торца.

Пилот: Понял.

Диспетчер (Круг): Аэрофлот 1492, азимут 63, удаление от торца 14, работает Шереметьево вышка 131,5.

Пилот (вышке): Аэрофлот 1492, необходима помощь.

Диспетчер (Вышка): Аэрофлот 1492, Шереметьево вышка, продолжайте заход, слушаю ПУ 24 левая.

Пилот: Шереметьево вышка, Аэрофлот 1492.

Диспетчер (Вышка): Аэрофлот 1492, Шереметьево вышка, продолжайте заход, ПУ 24 левая.

Пилот: продолжаем заход, 24 левая, Аэрофлот 1492.

Диспетчер (Вышка): Аэрофлот 1492, ветер у земли 160 градусов, 7 (метров в секунду — прим. ред.) порывы 10 метров в секунду, ВП 24 левая, посадку разрешаю.

Диспетчер (Вышка): Аэрофлот 1492, ВП 24 левая, посадку разрешаю.

Пилот: Вас принял, ВП 24 левая.

<…>

Диспетчер (Вышка): Аварийные службы на полосы.


Справка.

Это вторая катастрофа самолетов этого типа, также ранее с ним произошли две аварии с пострадавшими.

9 мая 2012 года близ Джакарты (Индонезия) в ходе демонстрационного полета потерпел крушение предсерийный экземпляр российского пассажирского самолета Sukhoi Superjet 100 (регистрационный номер RA-97004), принадлежавший ЗАО "Гражданские самолеты Сухого". Погибли все находившиеся на борту 45 человек. Причиной катастрофы стала ошибка пилотирования.

21 июля 2013 года в аэропорту Кефлавик (Рейкьявик, Исландия) в ходе сертификационных испытаний предсерийный экземпляр Sukhoi Superjet 100 (заводской номер 95005) приземлился с убранными шасси. На борту находились пять человек, один человек получил незначительные травмы. У самолета был поврежден правый двигатель. После ремонта самолет продолжил полеты.

10 октября 2018 года пассажирский самолет Superjet 100 (регистрационный номер RA-89011) российской авиакомпании "Якутия", следовавший регулярным рейсом из Улан-Удэ в Якутск, при посадке в аэропорту назначения выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы. На борту находились 92 человека - 87 пассажиров и пять членов экипажа. Жертв не было, четверо пассажиров обратились за медпомощью. Самолет получил значительные повреждения фюзеляжа, стоек шасси и двигателей, в результате чего был списан.



Короткая ссылка на новость: https://hvvaul-87.su/~nHopY
(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)